Александр Солженицын оплачивал исследования о пострадавших за веру в годы гонений на Церковь

МОСКВА. Александр Солженицын оказывал помощь семьям политических заключенных и оплачивал исследования о пострадавших за веру в годы советской власти.

«Сейчас об этом уже можно говорить открыто и откровенно, — сообщил руководитель пресс-службы Московской Патриархии священник Владимир Вигилянский. — Сам Александр Исаевич не любил рассказывать никому о своей помощи. Я лично знаю, как в советские времена он оплачивал экспедиции в Нижегородскую, Тверскую и другие области, где добровольные помощники ходили по селам и деревням и собирали сведения о жертвах террора и о новомучениках».

«Это скрывалось даже сейчас, и он просил об этом не говорить, но после его смерти, уже стоит», — заметил отец Владимир Вигилянский. Он отметил, что лично знает членов экспедиций. «Один из них — Правел Проценко, сел за эту деятельность, и только в перестройку его отпустили», — сказал священник.

Священник Владимир Вигилянский отдает должное Солженицыну в том, что его творчество в годы советской власти несло в себе элемент религиозного мышления. «Его слово было религиозно. И это для многих людей в нашем атеистическом государстве было откровением. Оказывается, писатель такого уровня может быть еще верующим и смотреть на историю, и на события, и на современность, и на человека с точки зрения религиозного мыслителя и религиозного писателя», — заметил отец Владимир Вигилянский.

Он подчеркнул, что «Солженицына нельзя назвать церковным писателем, но то, что он относился к истории, к человеку, к обществу, к проблемам, которые оно должно решать, с точки зрения религиозного человека, это никто этого отрицать не может».

«Мало того, это ставилось ему в вину либеральными мыслителями. Я видел в западной прессе карикатуры на него, изображающие Солженицына как священника, или как некого мессию, который идет с крестом», — заметил отец Владимир.

«Александр Исаевич был очень живым и дерзновенным мыслителем, немногие с ним соглашались. Он поднимал запретные в обществе темы. Он был диссидентом во всех обстоятельствах — в Советской России и в Америке, при одном строе и при другом, — заметил священнослужитель. — Солженицын поднимал многие вопросы, в том числе церковные, которые очень неоднозначно воспринимались. Он очень страдал от разделения Церкви, от отсутствия единства в Церкви, и это касалось не только проблемы Зарубежной Церкви, но и старообрядческого раскола».

Священник Владимир Вигилянский сообщил, что Солженицын, «еще с начала 60-х годов общался со многими священнослужителями, переписывался с ними, порой, полемизировал». Например, по его словам, в недавно опубликованных дневниках известного на Западе русского священника Александра Шмемана упоминается о частых разговорах с Солженицыным. «Здесь, в России его связывала переписка с отцом Всеволодом Шпиллером и со многими другими священнослужителями», — добавил он.

Отец Владимир Вигилянский, имеющий литературное образование, рассказал, что в молодости виделся с Солженицыным. «Он произвел на меня сильное впечатление, я уже тогда относился к нему как к великому человеку. Уникальная личность», — сказал священник.

ИТАР-ТАСС/Седмица.Ru

Автор

Admin

Администратор сайта

Добавить комментарий